Путешествия по Австралии и Миру (igenkina) wrote,
Путешествия по Австралии и Миру
igenkina

Categories:

Новое об известном. Часть II

Originally posted by teahouse_nsk at

Прием митатэ «работает» не только зрительно, но и умозрительно. Согласно словарям японского язык «митатэ» следует понимать как «увидеть предмет не таким, каков он есть, воспринимать его не тем, что он из себя представляет, а видеть в нем образ другого».

Понятие «митатэ» как поэтический прием (метафорическое иносказание, например, образ кулика в танка - выражение одиночества) существовало уже во времена «Манъёсю». Благодаря использованию митатэ, предмет, о котором говорилось в стихотворении, вызывал ассоциацию с другим предметом, Позднее, поэты хайку, используя этот же поэтический прием, стремились вызвать ассоциацию не только с предметом, но и с явлением или идеей.




Так, в приведенном ранее хайку пейзаж, не соответствующий сезону, служит митатэ каких-то событий, происходящих с обитателями дома.

В качестве митатэ конкретной идеи можно привести хайку того же Macaoка Сики:

Чистят копоть в доме,
Пыль стоит столбом
И оседает на цветах.


Это довольно типичное стихотворение, в котором есть все необходимые для хайку компоненты: и сезонное слово (в тексте говорится о цветах - аспидистры из семейства лилейных - их цветение указывает на время года); и необходимые планы: космический, соотносимый с Вечностью (сезонное слово является намеком на бесконечность круговорота в Природе и смену поры цветения и увядания); и повседневный, мирской, соотносимый с феноменальным миром предметов, явлений, человеческих чувств и поступков (действительно, уборка в доме, о которой говорится в стихотворении, весьма обычное явление повседневной жизни). Цветы же, на которые оседает пыль, являются митатэ, поскольку служат выражению идеи о том, что любое действие встречает противодействие, а любое явление, дойдя до высшей точки своего развития, переходит в свою противоположность и, таким образом, чистить одно, значит, загрязнять другое.

Для иллюстрации того, как митатэ «работает» в хайку, стихи Масаока Сики выбраны неслучайно. Масаока Сики (1867-1902) считается реформатором традиционных жанров японской поэзии, вдохнувшим в них новую современную жизнь. Тем не менее, потребность выразить чувства и передать информацию посредством митатэ настолько органична для японской ментальности, что неподвластна времени и реформам.

Много примеров митатэ можно привести и из живописи, в особенности в жанре укиё-э. Наиболее выразительным является гравюра Харунобу Судзуки (Suzuki Harunobu/鈴木春信 - 1725-1770), которая так и называется «Митатэ Дайкокутэн» (Mitate daikokuten/見立大黒天). Дайкокутэн - один из семи богов счастья, приносящий удачу и благополучие. Однако на картине изображена женщина. Судя по всему, куртизанка. Эта гравюра считается одним из наилучших образцов митатэ, поскольку Харунобу очень изящно и неожиданно сочетает здесь мирское с божественным, низкое с высоким. Он достигает этого, вкладывая в руки куртизанки маленький молоточек, который считается атрибутом Дайкокутэн.




В работе, посвященной митатэ в жанре укиё, «Размышления о митатэ» японский искусствовед Хаттори Юкио пишет о гравюре «Митатэ Дайкокутэн»: «Где-то в глубине облика женщины, словно ее второе отражение, видится митатэ, задуманное художником (в данном случае приносящий удачу и благополучие один из семи богов счастья. - М. Г.). Однако нельзя сказать, что оно явственно проступает и производит особое впечатление». Иными словами, деталь, задуманная художником как митатэ, не бросается в глаза, а идея, вкладываемая в изображение, угадывается не сразу, в чем и заключается прелесть картины Харунобу.

Мастерство художника заключается в том, чтобы соблюсти идейный и композиционный баланс между главным образом произведения и тем, который, как бы проступает сквозь него. Этот проступающий образ не должен быть изображен как неосязаемое привидение. Иначе говоря, он не должен присутствовать в картине. Он должен возникать мысленно и его следует воспринимать как идею. При этом можно сказать, что митатэ состоялось, если в восприятии человека, смотрящего на картину, образ зримый и образ мыслимый сливаются воедино. Здесь не может быть каких-либо законов или рекомендаций. В том, как достичь этого, проявляются талант и мастерство художника. Важно, чтобы это было сделано оригинально. Подобно тому, как в канонизированных трех- и пятистишиях индивидуальность поэта проявляется благодаря неожиданной яркости образа, самобытность художника укиё-э проявляется в том, как и насколько оригинально (кибацу) удается ему «намекнуть» на присутствие в картине того, что не изображено.

Неожиданность, кажущаяся несовместимость изображенного образа и митатэ, их парадоксальность создают особенно сильный эффект, порождая в восприятии смотрящего на картину «новое творение» создавшего ее художника.

Обобщая изложенное выше, следует подчеркнуть, что при восприятии картины, равно как и любого произведения искусства, воображение воспринимающего, которое в данном случае направлено на то, чтобы уловив замысел художника, дополнить его собственными ассоциациями, имеет особо важное значение. Митатэ-э - это картина, содержанием которой является то, что на самом деле на ней не изображено. Воображение смотрящего работает в плане домысла, и именно это доставляет ему наибольшее удовольствие и вызывает чувство удовлетворения. Стимулировать работу воображения и эмоциональную активность, того кто «вступает в контакт» с произведением искусства, издавна считалось в Японии главной задачей последнего.

Для наглядности можно привести еще один пример митатэ-э в жанре укиё-э. Это - гравюра Утагава Сюсэй «Митатэ Фугэн». На ней изображена куртизанка, сидящая на белом слоне. Белый слон - образ из буддистской мифологии, а Фугэн - бодхисатва, олицетворяющий милосердие и дарующий долголетие. Японский исследователь укиё-э Мориока считает, что образ белого слона является «мостиком» для возникновения идеи о Дзёдо -Чистой земле, т. е. рая Будды Амида, в который попадет всякий, как бы грешен он ни был, если будет веровать всей душой и твердить имя Будды.

Выбор элементов из всего многообразия предметов, образов и их символов, сочетание их особым образом и порождают митатэ.

— Герасимова М.П. —
Первая часть
Вторая часть
Третья часть








Никко (Nikko)



Миядзима (Miyajima



Чаепитие в Японском саду







Меня можно найти на:                                                  
Tags: Японское, история & культура, перепост, философия чая, чайная культура
Subscribe

Posts from This Journal “история & культура” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments