Путешествия по Австралии и Миру (igenkina) wrote,
Путешествия по Австралии и Миру
igenkina

Categories:

- 3 - Внутреннее единство красоты и истины

Originally posted by teahouse_nsk at Внутреннее единство красоты и истины
Мацуо Басё, который связывал понятие «макото» с понятием красоты души прямо призывал: «Стремитесь к макото». По мнению поэта при написании хокку, все помыслы поэта должны быть обращены и сосредоточены на сущности вещей. При этом душа поэта сливается с душой природы, а произведение приобретает звучание истинного чувства.

Таким образом, в японском искусстве понятия «скрытый порядок» и «сокровенная красота» рассматривались как синонимы и переживались как проявление единого творческого духа. Само познание и постижение истины становится неотделимым от раскрытия глубинной красоты, художественного проникновения в суть вещей и переживания своего единства с ними.




«Скрытая суть, "истина" предмета, - писала Н.С. Николаева, - и есть красота, которую надо пережить, почувствовать, а не просто осознать разумом. Отношение к истине как красоте определяло большую роль эмоции в самом процессе познания». В свою очередь Т.П. Григорьева подчеркивала динамический характер красоты, связывая ее с состоянием покоя и отводя ей место в центре мироздания: «Фуга — Неизменное, меняются лишь лики Прекрасного, грани Красоты-Истины (фуга-но макото), чтобы воздействовать на душу человека. Обновляясь, Красота, явленная в образе, открывает Истину».

При этом фуга-но макото выступает в искусстве и в повседневной жизни как свернутая генеративная матрица, как источник непрерывной новизны и чистого творчества. О порождающей, творческой силе красоты писал Хаттори Тохо: «Новизна — цвет поэзии. Старое не цветет, и деревья дряхлеют. Учитель изнурял себя до настоящей худобы в поисках новизны, и он дышал новизной. Он радовался всякому, кто хоть немного чуял ее и поощрял его усердие. Если не искать упорно все изменчивое, не будет новизны (атарасими). Новизна возникает, когда в поисках поэтической правды (фуга-но макото) приближаешься хоть на единый шаг к природе».

Реализация высшего эстетического идеала фуга-но макото осуществляется с помощью таких частных и тонких категорий как ёдзё, ма, мё и мономане, а также таких темпоральных по своей сути принципов, как мудзё , фуэки — рюко, фурюу, «ити-го, ити-э», кирэ и дзё ха кю.

Ёдзё (ejo) или есэй (букв. «сверхчувство», «послечувствование» или "избыточное чувство")– это сверхсознательное проникновение, интуитивное схватывание самой сути вещей, основанные на эмоциональном отклике, сердечный отзвуке и послечувствовании.

Понятие ёдзё выросло из японской эстетической категории амари-но кокоро «переполненность сердца», которая, по мнению Фудзивара Кинто (966-1041) , состояло в искусстве путем предельно сжатой формы выразить максимум чувств и вызвать у читателя сильный эмоциональный отклик и избыточность переживаний. При этом понятие ёдзё (есэй) в основном было связано с затаенными, скрытыми, сокровенными чувствами , открыто не выраженными словами, а также с переживаниями возникшими как душевный отклик после прочтения произведения.

В связи с этим И.А.Боронина характеризовала ёдзё, как «избыточное эмоциональное содержание, иначе говоря, ассоциативный подтекст, пробуждаемый содержанием стихотворения на основе условности мотивов и ситуаций, символики поэтической образности и лексики. Часто связан с аллюзией на другие поэтические произведения. Обусловленная сжатостью стихового поля, эта суггестивная форма выражения стала неотъемлемым элементом микроформы (танка, хайку) в средние века».

Уже в 12 веке под влиянием философии дзэн-буддизма принцип ёдзё все больше начал соотносится с Небытием и Пустотой, приобретая такие качества как таинственность, недосказанность и тем самым, пересекаясь по содержанию с югэн. Поэт Фудзивара Тосинари (1114—1204) связывает едзё с недосказанностью, намеком, восприятием жизни как проявления сокровенной и таинственной красоты Небытия.

Таким образом, под влиянием значительным и всепроникающем дзэн-буддизма, категория Едзе начинает все больше насыщается глубинными смыслами первосущности Ничто, Небытия или Шуньяты, которая представлена в японском искусстве основополагающим понятиями Му (mu) (небытие) или Ку (ku) (пустота).

Ёдзё, как и такие близкие ему по смыслу эстетические категории как ма, мё находят свое основание и порождаются первосущностью Ничто, которое, в свою очередь проявляется как одна из граней Абсолюта. Данные принципы служат эстетическим выражением фундаментальной категории дзэн буддизма Му, которая представляет собой активное, наполненное смыслами, пространство чистой потенциальности, определяюшее самобытное переживание особой идеальной формы красоты Небытия (му-но би).

Едзе, сущностно определяемое исходным содержательным пространством Абсолюта, является одним из способов реализации высшего назначения искусства - передачи макото или проникновения в истинную, подлинную природу вещей. Так, в словаре “Когодзитэн” сказано “В литературе главное - передать макото, но это не значит изображать действительные вещи как есть, нужно передать их небытийность, таинственную Красоту”. Так, характеризуя особенности восприятия красоты японцами, Т.П. Григорьева писала:

«И эту красоту они извлекали из Небытия, прибегая к таким приемам поэтики, как «ёдзё», что значит «сверхчувство» (это слово переводится у нас не совсем точно – как «эмоциональный отклик», «послечувствование», но это чувство, в своей полноте достигшее высшей точки, это даже уже не чувство, а чистая интуиция, безупречное знание сердца)».

Многие японские художники поэты и теоретики , подчеркивали ключевую роль ёдзё , отмечая, что является обязательным признаком истинного произведения искусства. Так, Камо-но Тёмэй писал: "Ёдзё - это то, что не определяется словами и не раскрывается в форме. Едзе передается в состоянии просветления, в состоянии магокоро (истинного сердца), когда полнота сердца идентична его пустоте”.

В свою очередь Фудзивара Тэйка утверждал: «Без ёдзё нет поэзии».

Едзе, как один из ключевых эстетических принципов, определяющийся смысловым контекстом Небытия, реализуется с помощью таких более частных правил и художественных средств и приемов как недосказанность, ассоциативного подтекста и намёк. Боронина И.А., писала, что в поэзии данный принцип реализуется с помощью специальных средств и приемов.

«Ёдзё, -писала автор, - предполагает особые технические приёмы, приём «кугири» - паузы (букв. «оборвать фразу», чтобы возбудить воображение), цезуры, которая разбивает танка на две строфы (трёхстишие и двустишие), или приём тайгэндомэ - закончить танка неспрягаемой частью речи, чтобы продолжить её звучание в душе читателя».

Продолжение следует...

Автор: Марков С.Л.

Первая часть
Вторая часть
Третья часть
Четвертая часть
Пятая часть
Шестая часть
Седьмая часть
Восьмая часть
Девятая часть
Десятая часть






Замок Химедзи (Himeji)



Госфорд - Японский сад



Бамбуковый венчик







Меня можно найти на:                                                  
Tags: перепост, философия чая, японское
Subscribe

Posts from This Journal “философия чая” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments